Повышение «минималки»: и хочется, и колется, и МВФ не велит

Резкое обесценивание гривны, рост инфляции, увеличение безработицы, уход в тень — экономист Олег Устенко предупредил о рисках экономически необоснованного повышения минимальной заработной платы в Украине.

Министерство финансов Украины обязано было в апреле 2018 года рассмотреть возможность повысить минимальную зарплату с 3723 грн до 4200 грн.

Проанализировав поступления в госбюджет в первом квартале, Минфин решил, что пока что для пересмотра нет возможности. Поэтому повышение минимальной зарплаты до 4200 грн откладывается — у Госказначейства нет для этого ресурсов.

«Оперативные данные Госказначейства по итогам I квартала свидетельствуют о том, что мы не имеем возможности повысить минимальную зарплату», – пояснил заместитель финансов Украины Сергей Марченко. По данным замминистра, по итогам трех месяцев 2018 года госбюджет недовыполнен на 6,1 млрд грн, или на 3,1% (планировалось собрать 199,7 млрд, а удалось получить только 193,6 млрд грн).

По информации Госказначейства, отставание от плана поступлений в госбюджет гораздо больше: сальдо госбюджета по состоянию на апрель составляет всего 85,2% от плана.

Несмотря на это, министр социальной политики Андрей Рева уверен: резервы для повышения минимальных зарплат есть уже сегодня. А вице-премьер-министр Украины Павел Розенко анонсировал повышение «минималки» уже в мае.

«По состоянию выполнения государственного бюджета, по всем поступлениям, по экономической ситуации в стране вообще, по итогам первого квартала, реально это произойдет в середине мая.

Я думаю, это тот срок, когда мы будем определяться и безусловно сможем четко сказать свою позицию относительно вопроса повышения или не повышения минимальной заработной платы до 4 200 грн. Моя личная точка зрения, что мы должны это сделать», — заявил Розенко.

МВФ обеспокоен

В Международном валютном фонде убеждены, что Украине в этом году не стоит повышать размер минимальной зарплаты с нынешних 3723 грн. Потому что для этого нет экономических предпосылок, а реформы замедлились.

«Восстановление фискальной дисциплины в 2016-17 годах и постепенное сокращение госдолга были существенными достижениями в контексте программы реформ, поддерживаемой МВФ», — отметил в комментарии «Экономической правде» представитель МВФ Йоста Люнгман.

В МВФ считают, что этих правил Украине нужно придерживаться и впредь, потому что государственный долг – все еще значительный и остается существенным фактором уязвимости. В Фонде обеспокоены ростом расходного давления на фоне слишком оптимистичных, по их убеждению, прогнозов доходной части бюджета. Поэтому в МВФ не видят не видят фискального пространства для увеличения бюджетных расходов в 2018 году.

Откровенный популизм

«Сейчас каждый отдельный игрок в украинском и политическом и экономическом пространстве, похоже, мотивирован какой-то своей собственной системой мотиваторов, которая кардинально разнится. Кабмин, депутатский корпус живут живут одни — в преддверии выборов, другие — недопущения выборов и сохранения своих должностей.

И одним, и другим надо показывать серьезную заботу о своем населении. И эта серьезная забота о населении выражается у них в одном — попытаться быстро получить какой-то эффект.

Быстро получить эффект от необходимых реформ — сложно, остается пытаться заниматься откровенно популистскими вещами, говоря о необходимости увеличения минимальной заработной платы», — сказал РИА Новости Украина исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

Он подчеркнул, что при этом полностью игнорируется экономическое положение и экономическая логика, связанная с тем, что обычное повышение заработной платы только теоретически может увеличить внутренний спрос.

«Некоторые думают, что логическая цепочка такова: увеличиваешь заработную плату — увеличиваются доходы населения, что подтолкнет внутренних производителей для более активного производства, и экономика получит дополнительный стимул для своего развития. Это не так, если это не подкреплено серьезным улучшением качества бизнес-климата в стране.

И более того, даже если это будет параллельно подкреплено серьезным улучшением бизнес-климата, которое не наблюдается, это все равно будет сопряжено с большим временным лагом. И этот временной лаг сработает крайне негативно даже в среднесрочной перспективе», — пояснил Устенко.

Серьезные риски

По его словам, если сейчас пойти на увеличение минимальной заработной платы, никакого эффекта со стороны внутреннего производства не наметится.

«И, соответственно, тогда из-за неудовлетворенного спроса увеличивающаяся минимальная заработная плата приведет к увеличению импорта в страну. А увеличение импорта в стране, которая и без того находится в зоне большого торгового дефицита, который приводит к дефициту счета текущих операций и абсолютно не покрыт притоком прямых иностранных инвестиций, приведет просто к резку усиливающемуся девальвационному давлению.

Это первое незамедлительное последствие», — прогнозирует Устенко. Во-вторых, отмечает экономист, увеличение «минималки» без надлежащих базовых макроэкономических неизбежно приведет к увеличению уровня инфляции.  «Еще одно незамедлительное последствие будет состоять в том, что это будет приводить к росту безработицы, которая и без того достаточно высока.

И которая могла бы быть гораздо выше, если бы параллельно не были открыты миграционные шлюзы, через которые осуществляется активная трудовая миграция — по различным оценкам от 5 до 10 миллионов человек находящихся за пределами страны. Поэтому это приведет к дополнительному оттоку трудового ресурса. А отток трудового ресурса ухудшит наш долгосрочный прогноз по экономическому развитию», — считает Устенко.

Кроме того, по мнению эксперта,  увеличение «минималки» может привести к увеличению уровня теневой экономики, который и без того высок.

«МВФ против этой идеи, поскольку увеличение минимальной зарплаты расширит дефицит нашего государственного бюджета, и это будет требовать какого-то дополнительного финансирования, на что никто из международных финансовых институтов вообще не готов. И Украине придется наращивать дополнительное бремя государственного долга, что тоже — совершенно неустойчивый путь развития.

Поэтому МВФ и против. А учитывая, что у нас и без того достаточно острых углов во взаимоотношениях с МВФ, строить еще какие-то дополнительные стены и препятствия на пути финансирования страны через программу МВФ — это странно», — заключил Устенко.

Анна Лаба, РИА новости Украина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *